+7 (382-2) 51-36-33
Как добраться?

Это просто космос



Вечером накануне светлой Пасхи кто-то красит яйца, кто-то печет в духовке кулич. Но если тебе немного за двадцать и ты считаешь свои взгляды прогрессивными как объектив айфона, то на эти приготовления смотришь слегка свысока. А если по иронии судьбы Пасха пришлась на День космонавтики, то просто сам бог велел сбежать в планетарий на «Юрину ночь».

Крутая штора

Пользоваться привилегиями журналиста не хотелось, поэтому я, как рядовой посетитель, отправился в кассу. Но хоть я и опоздал к семи всего на 15 минут, билетов не было уже и на восемь вечера, а на девять были разобраны наполовину. Пришлось лезть за документами.

Выставочные залы кажутся тесноватыми из-за количества народа. В том, где представлены модели МКС и космических кораб­лей, вещи космонавтов и еда из их рациона, в основном родители с детьми.

– А как они туда заходят? – интересуется девочка лет четырех.

– Существует несколько входов: здесь и здесь, – показывает экскурсовод.

– А что они там делают? – не унимается ребенок.

– Проводят различные эксперименты, – следует ответ.

– А еще? – в четыре года это кажется недостаточным.

– Отправляют разные расчеты на Землю.

– А еще?

– Живут там, едят, отдыхают, как и мы.

– А зачем они это делают? – задает дите фундаментальный вопрос.

Взрослых тем временем интересуют более приземленные вопросы. Как помыть голову, как сходить в туалет, как умываться, как готовить еду. Они внимательно рассматривают витрину с космическим рационом, как будто им завтра предстоит сесть за один стол с астронавтами. Экскурсовод расписывает все бытовые мелочи, они давно уже известны, а космонавты из Америки сняли целый видеоблог с международной космической станции.

В другом углу зала стоит небольшой телескоп, направленный в окно, завешанное шторой. К нему бодрым шагом подходит парень и заглядывает в окуляр. Посмотрев в штору где-то минуту, он отрывается от телескопа и говорит:

– Круто!

Я посоветовал ему отодвинуть штору, и он с живым интересом начал смотреть в пасмурное небо.

Камень из космоса

Другой зал посвящен тунгусскому феномену, который мы обычно называем Тунгусским метеоритом. Это не совсем корректно, потому что не осталось никаких осколков или еще чего-нибудь, что бы доказывало, что это метеорит. Существует масса гипотез вплоть до экзотических о столкновении с Землей черной дыры или о метеорите, состоящем из антиматерии.

Экспонаты в основном из экспедиции исследователя Леонида Кулика, но главное внимание всегда приходится на центр зала, там лежит 300-граммовый кусочек настоящего Сихотэ-Алиньского метеорита. С виду камень да камень, вроде металлический. Но, приглядевшись, понимаешь, что это всего лишь малая часть чего-то очень большого, прилетевшего оттуда, сверху, из космоса, чего-то очень древнего и преодолевшего огромное расстояние. Начинаешь чувствовать себя невыносимо маленьким, всего лишь песчинкой в этой беспощадно громадной Вселенной.

– Сказать, сколько лет этому кусочку, невозможно, – говорит заведующая планетарием Надежда Степичева, которая лично ведет экскурсию в этом зале. – Но, чтобы он достиг такого состава, требуются миллионы лет.

Надежда Ивановна попала в мир звезд и черных дыр по счастливой случайности. Придя на мехмат, она еще не решила, какую специальность выбрать, и, скорее, по наитию выбрала астрономию. После распределения попала в Томский планетарий.

– Связь с космосом у человека определенно есть, – отвечает она на вопрос об астрологии. – К примеру, магнитные бури или лунатики. Возможно, этих связей куда больше, чем мы видим. Но вокруг астрологии столько различных спекулянтов…

Коллекционер галактик

Поднимаюсь по винтовой лестнице вверх на площадку, где в хорошую погоду смотрят на звездное небо.

– Как в Хогвартсе (школа волшебства из романов о Гарри Поттере)! – восторженно восклицает девушка.

Ощущения на башне и правда несколько волшебные. Евгений Парфенов, астроном-наблюдатель, ежеминутно сетуя на плохую погоду, выцеливает городские объекты, чтобы хоть чем-то порадовать посетителей. Под прицел попадают флигели, церковные колокола и прочие детали ландшафта, которые без линзы телескопа особо не приковывают внимания.

– Что, не получается? – участливо спрашивает он, глядя на мои бесплодные попытки поймать в объектив изображение в окуляре телескопа. – А вот на «мыльницу» получается.

Оказывается, Евгений настоящий фанат своего дела. Звездами он загорелся еще в детском саду, когда впервые посмотрел на небо через специальную аппаратуру. Говорит, что в голове будто щелкнуло – мое! С ходу вспоминает первое астрономическое событие – то, как он наблюдал за Меркурием, когда тот проходил по Солнцу. Дома у него до сих пор хранится черно-белый снимок, сделанный в тот день.

После этого, еще учась в школе, Евгений старался самостоятельно запечатлевать небесные тела. Сначала через теодолит – направлял его на солнце, проецировал изображение на бумагу и рисовал пятна на небесном светиле. Потом в его жизни появилась подзорная труба, затем телескоп. А цифровой фотоаппарат он купил в 2008 году, чтобы запечатлеть солнечное затмение.

– Шел дождь, но даже во время него удалось все увидеть и заснять, – говорит Евгений.

Вообще томский астронавт-наблюдатель может похвастаться тем, что увидел подряд шесть солнечных затмений. Также он обладает уникальной коллекцией, которая регулярно пополняется.

– В выходные провел два часа на балконе и двадцать пять галактик заснял, – говорит Евгений тоном, которым другие люди говорят о походе за пирожками.

Он честно признается, не сведущему в астрономии человеку его снимки ничего не скажут, но тот, кто понимает, оценит.

– В одной из галактик недалеко от нас, 12 миллионов световых лет, взорвалась сверхновая звезда, – рассказывает Евгений Парфенов. – Возможно, где-то в мире это и наблюдалось, но и у нас в Сибири есть эти снимки.

Детской мечтой астронома было открыть свою комету. Небесное тело называют именем первооткрывателя, и это имя навсегда вписывается в историю.

– Из более реальных планов – продолжить серию наблюдений за солнечными затмениями в 2018 году, – говорит Евгений. – А в следующем году Меркурий снова пройдет по Солнцу. Надеюсь не пропустить то, с чего начинал.

Колыбель человечества

В звездном зале, под куполом, на котором благодаря двум проекторам показывается объемная картина ночного неба, стоит тишина. После небольшого вступления изображение примерно 3 тысяч звезд сменил фильм «Возвращение на Луну». По большей части он был посвящен Лунной премии Google и фонда X Prize. Награда (30 млн долларов) вручается команде, посадившей на Луну аппарат, который затем преодолеет 500 метров по поверхности Луны и отправит на Землю видео, фотографии и информацию. Но красной нитью проходила мысль о том, что все это ради будущего, ради городов на Луне.

– Раньше все хотели стать Гагариными, – говорит Надежда Степичева. – Потом в перестройку людям было не до звезд, а сейчас интерес снова возвращается. Космос – это, безусловно, враждебная среда, и мне жутко представить себя там. Но, как сказал Циолковский: «Земля – это только колыбель человечества, но нельзя вечно оставаться в колыбели».

Поднимая глаза на звезды, думаешь, что и правда. Нельзя.